02.04.2019

Карло Скарпа: архитектура из бетона и воды


Карло Скарпа: архитектура из бетона и воды
Главный итальянский архитектор mid-century Карло Скарпа (Carlo Scarpa) поэтизировал даже самые брутальные материалы 


Карло венецианец, но его детство и отрочество прошли в Виченце. У мальчика рано обнаружилась тяга к точным наукам, и его отдали в техническое училище. Юношей Карло вернулся в родной город и поступил в венецианскую Академию художеств, чтобы изучать архитектуру. Однако, вуза не окончил, быстро перейдя от теории к практике и поступив ассистентом к известному в 1920-х архитектору Винченцо Ринальди. Впоследствии ему не раз ставили на вид отсутствие диплома. Злопыхатели даже пытались через суд лишить его практики, но из этого ничего не вышло. В итоге на заре карьеры Скарпе предложили место декана IUAV, венецианского «МАРХИ», и он согласился с тем только, чтобы, наконец, доказать всем сомневающимся своё законное право на профессию. 


Работу на Ринальди Карло совмещал с проектами для венецианской стекольной фабрики Venini. В 1934 году он стал её арт-директором и занимал эту должность 13 лет. Впоследствии Скарпа вспоминал, что именно работа со стеклом во многом сформировала его подчерк. Как архитектор принимаясь за реконструкцию, он всегда ценил хрупкость исторического наследия. Скарпа стремился наполнить интерьер светом и воздухом, стереть границы материальности. Он мыслил формами «на просвет»: будь то коллекция ваз или бетонный мемориал. Про изделия Venini за авторством Скарпы говорили, что фактурное стекло сложных, «подвижных» форм в его руках как будто оживает, дышит.


Архитектор сделал себе имя на реконструкциях знаковых венецианских построек. В 1935-м он отреставрировал и модернизировал дворец Ка-Фоскари на Гранд-канале, изящно соединив средневековый кирпич (дворец 15 века) и на вид невесомые конструкции из металлических тяг и прозрачного стекла, которые служат для зонирования и распределения потоков движения посетителей (дворец служит музейной институцией). 


20 лет спустя он снова вернулся к этому проекту, спроектировав в одной из зал лекторий. Сохранив, историческую канву Скарпа использовал современные потолочные балки, своей формой отсылающие к старинным, и панорамное остекление с видом на канал. Таким образом, средневековые резные колонны фасада становились как бы непосредственной частью интерьера. Мобильным пространство аудитории делали модернистские складные буазери.


Главные постройки Скарпы относятся к 1950-60-м годам. Ими стали реконструкция Венецианской Академии и музейного комплекса Fondazione Querini Stampalia, а также реконструкция веронского музея Кастельвеккио, размещающегося в средневековом замке. В случае с Querini Stampalia архитектор использовал необычный приём, сделав воды канала, на котором стоит музей, частью нижнего этажа постройки. Скарпа «утопил» фундамент входной зоны, подведя к каналу лестницу из разбросанных в произвольном порядке блоков (сюда приплывают на лодках). На нижнем этаже он также проложил несколько внутренних каналов. Впоследствии каналы, пруды, бассейны станут знаковым элементом его архитектурных комплексов.


В Кастельвеккио он сохраняет историческую канву, вписав в кирпичные стены строгие железобетонные конструкции и сколь внушительные, столь и элегантные лестницы. Они также создают интересные, ассиметричные композиции снаружи, усложняя абрис постройки. 


К середине века относятся и два магазина, созданных Скарпа—проекты, ставшие легендарными. В 1958 году открывается магазин пишущих машинок Olivetti в Венеции, в 1960-м—шоу-рум мебельного бренда Gavina в Болонье. Интерьер Olivetti оказывается неожиданно светлым и воздушным, несмотря на то, что магазин выходит в узкий, глухой переулок. 


Всё благодаря панорамным окнам, наполняющим интерьер естественным светом, и незаметным стеллажам из тонких металлических тяг и прозрачных стеклянных панелей. Отдельного внимания заслуживает брутальная лестница, которая кажется лёгкой благодаря металлическим осям и воздушным «зазорам» подступенок.


В интерьерах Gavina больше цвета, они «разлинованы» ассиметричными конструкциями стен. Самое же примечательное в этом проекте—фасад, сделанный в виде глухой бетонной плиты, вмонтированной в историческое здание. 


Кульминацией творчества Скарпы становится комплекс кладбища Тревизо, включающий гробницы (в одной из них впоследствии похоронят самого архитектора), бассейны и часовню. Главная постройка комплекса, программная для Скарпы,—мемориал Джузеппе Бриони, основателя марки Brionvega. 


Архитектор черпал вдохновение в погребальных постройках древности: зиккуратах и пирамидах, создав бетонный монумент с глухими стенами. В то же время фасад не довлеет над зрителем: стены размечены тонкими прорезями окон и украшены строгими рельефными карнизами, создающими особую ритмику постройки. Внутри—медитативность сродни японской архитектуре: ровные стены в ассиметричной компоновке и алтарь из литого металла. 


Снаружи архитектор окружил постройку несколькими перетекающими друг в друга бассейнами. Здесь журчит вода, колышутся сени пирамидальных кипарисов. Со временем здание оплела виноградная лоза. Смотрится на редкость живописно! Архитектор хотел, чтобы гнетущая атмосфера кладбища скрадывалась водными просторами и зеленью. Чтобы это место стало скорее храмом размышлений, нежели обителью слёз.


В 1970-х, на заре своей карьеры, он обращается к жилому строительству и индивидуальным проектам. В частности, он строит комплекс Casa Borgo в Виченце и виллу Ottolenghi (по фамилии владельцев) в Бардолино. Casa Borgo представляет собой бетонный блок на несколько подъездов. Фасады разнообразят небольшие балкончики с характерной для Скарпы «тимпанной», ступенчатой, резьбой. Базой блока служат мощные железобетонные опоры, которые архитектор выкрасил в красный цвет, стремясь нивелировать излишнюю брутальность конструкции. 


Вилла Ottolenghi представляет собой сложную планиметрическую композицию. Она «закопана» в землю: по техограничениям региона постройка не должна была перекрывать вид, так что Скарпе пришлось ограничиться всего одним надземным этажом. Главный фасад запоминается сложным сочетанием бетонных конусов и гладких стен, создающих причудливый образ, чем-то напоминающий древнее языческое святилище. 


Огромные колонны по форме этих конусов продублированы и в интерьере. И, конечно, дом окружают уже привычные для Скарпы водоёмы и живая изгородь.


Многие годы Скарпа отвечал за сценографию Венецианской биеннале и в этом качестве оформил несколько запоминающихся выставок (в частности, так любимого имхудожника–абстракциониста Пауля Клее) и павильонов. В частности, до наших дней сохранился павильон Венесуэлы с узкими окнами, переходящими в остекление потолка, чтобы «впустить» природу в интерьер.


Помимо большой архитектуры Скарпа реализовал несколько проектов в малом жанре. С 1960-х годов он сотрудничал с мебельным брендом Simon International. Впоследствии права на воспроизводство этой мебели выкупила компания Cassina. 


В конце 1970-х он создаёт коллекцию ваз и графинов из стерлингового серебра для марки Cleto Munari, а также, наконец, запускаются в производство спроектированные ещё в 1930-е вещи для компании Bernini.


Скарпа никогда не педалировал свою принадлежность к интеллектуальной элите эпохи, но его произведения, тонкие и сложные, говорят сами за себя. Впоследствии на них выросло не одно поколение блестящих архитекторов. 
 


 

Другие записи