Куб, он же шестигранник, - совершенная фигура. Так считали еще в Древнем Риме. При раскопках Помпеи в одной из самых хорошо сохранившихся построек, так называемом Доме Фавна археологи  обнаружили мозаичный пол с рисунком в виде симметричных гексагонов. Эффектная обманка создает впечатление, как будто фигуры множатся, разбегаются  у тебя перед глазами, они то выше, то ниже, ты словно бы попадаешь в лабиринт. Ступить на такой пол, как пройти по канату в Форте Бойяр: а вдруг это ловушка, и один из столбиков предательски уйдет вниз, и ты полетишь в пропасть! На самом деле это, конечно, просто игра, построенная на симметрии и перспективе, создающих иллюзию объема. Рисунок плоский и, если присмотреться, видно, что по сути дела он состоит из разноцветных ромбов, выложенных под разным углом. Они формируют кубы, а те, в свою очередь, складываются в ковер-соты. Римский теоретик архитектуры Витрувий, автор многотомного труда, в котором даются рекомендации по грамотному соотношению пропорций и законам композиции, считал кубический орнамент одним из самых логичных, а значит, красивых. 

Более того он указывает на удивительное происхождение гексагонов. В Ирландии есть природная достопримечательность – Мостовая Гигантов в виде столбов, сформированных вулканической породой еще в доисторические времена. По форме эти столбы представляют собой почти идеальные кубы, как будто природа поработала чертежником.

В последующие столетия к эффектным гексагонам обращались не раз. И в эпоху Возрождения, вспоминая римское наследие, и в XVIII веке, когда, свою очередь, вспоминали Ренессанс. Художники и архитекторы работали над законами перспективы, а кубическая раскладка, сужающаяся к линии горизонта, как нельзя лучше подходила для их иллюстрации. Средневековое 3D в эпоху Просвещения стали применять не только для украшения полов, но и в дизайне мебели. Оно хорошо монтировалось и под паркет, и в модное паркетри – мозаику из дерева, имитирующую рисунок пола.

Эффект объема строится на симметричном расположении ромбов разного цвета. Как будто где-то помещен источник света: нижняя часть фигуры оказывается в тени, верхняя высветляется. Такая фигура выглядит устойчивой. И до начала XX века дизайнеры верили, что так и должно быть. Даже стиль ар-деко не опроверг этой сентенции. Симметричные, равновеликие кубы с темным низом и светлым верхом продолжали воспроизводиться в дизайне самых разных элементов декора. Их открыли для себя и модистки, и вот уже коктейльные платья сверкают геометричной вышивкой из стекляруса. 

Принт утвердился в модной индустрии в 1970-е, когда любили эпатировать. Кубы напоминали камзолы Арлекина и ассоциировались с клоунадой и риском, ведь в таких балансировали на тонкой леске канатоходцы. Одним из первых гексагоны стал использовать Кристиан Диор, создавая из них пэчворк на накидки и пальто. Кутюрье отказался от традиционного восприятия принта, уничтожив иерархию темных и светлых граней, перемешав их, и более того выкрасив в разные цвета. Так ренессансный орнамент вошел в эпоху оп-арта.

Современных вариаций кубических принтов десятки сотен. Ими украшают все, вплоть до чехлов смартфонов. В 2014-м появились первые предметы с гексагонами, сейчас это один из самых модных и востребованных принтов.

Мы видим его в коллекциях альтернативных дизайнеров: кубические свитера под горлышко - от Кристофера Кейна, летящие туники  -  от Альберты Ферретти, футуристические кители  - от Альбы Прат.

Мебельщики также не остались в стороне. Великолепная коллекция с геометричными принтами создана дизайнерами Promemoria. На кресло Аziza словно бы наброшен диоровский палантин: приковывает взгляд его спинка из ровным рядом идущих гексагонов. Принт отпечатан на коже и текстиле. Благодаря эффекту патинирования кажется, что это редкий исторический образец. Раскладной столик Вattista воспроизводит тот же рисунок, но уже в виде маркетри. Столешница выложена кубами из ценных пород дерева. Узор – в лучших традициях ренессансного иллюзионизма. 

Донателла Версаче использовала модный принт в дизайне кресел из home-линии бренда. Рисунок, живо напоминающий соты, украшает металлический каркас кресел и банкетки из коллекции 2015 года. 

Кровать с кубическим принтом есть у Еmmemobili, панно для зонирования – у Oasis, посуда – у Kartell (коллекция Jellies). 

Бессчетное количество гексагональной плитки  и текстиля – у итальянских и немецких производителей.

Есть такие светильники, и даже… ванна! Модель Nid d'abeille от Aquamass, акриловый каркас перфорирован гексагонами. Благодаря яркому цвету и неоновой подсветке смотрится как послание внеземных цивилизаций.

Самая актуальная вещь в этом стиле и наш безусловный фаворит – панно Volatile от фабрики Citco. Компания называет его мраморным ковром. Рисунок из нескольких гексагонов выложен вопреки всякой симметрии, более того в композицию вплетены изображения парящих цапель. Узор, украшающий сами кубы, вдохновлен японскими кимоно, а цапли на Востоке считаются священными птицами, таким образом панно – своеобразный оммаж азиатским традициям. Рисунок выложен из плакеток натурального камня: разных сортов мрамора, гранита, лазурита.

Other posts